Григорий Любовских (apraxis) wrote,
Григорий Любовских
apraxis

Categories:

Ольга Ларионова. "Формула контакта". Рецензия на духу.

16:22 28.05.2007
Ольга Ларионова. "Формула контакта". Рецензия на духу.

...Ты мне палец покажи с надписью "Ленинград" --

все, ешьте меня серебряными ложечками. © apraxis</lj>

...Бог ты мой, до чего же иногда бывают странные книги и до чего же при странных обстоятельствах они появляются.
Книги, донельзя льнущие к сердцу и напитывающие вдохновением, которые хочется читать и перечивать, несмотря на то, что запомнил ее до последней буквы.
Это вообще замечателбьное свойство текстов Ларионовой, но эта новелла стоит наравне с "Ненастоящему" или "Леопард с вершины Килиманджаро".
Спасибо тебе, ulyana_ljakhRosina-2 -- за то, что ты надоуськала меня скачать ее с либ.ру, а еще за то, что я не набросился читать это после скачивания, ибо читать за "большим компом" такие засасывающие вещи не хватало усидчивости. Да и не то, хотелось просто носить ее с собой, читать лежа, сидя, обедая... Распечатывать или дождаться, пока куплю КПК? Записал на диск и почти забыл, а на самом деле все время об этом помнил. И боевое крещение моя телефонная читалка приняла именно на писаниях Ларионовой.

"Формула контакта". Дело не в гуманизме написанного, а в чудовищном совпадении. Одно дело быть осведомленным о том, что это - ленинградская писательница (см. выше), но совсем другое дело было обнаружить в текстках то, от чего бы еще год назад с отвращением отмахнулся. [Хотя нет, "Девочек" Людмилы Улицкой читал с удовольствием пять лет назад, да коробили имена "Гаянэ" и "Эмма Ашотовна".]

Да, господа армяне, речь о вас.
Мало того, что в священном тексте обнаружился некий Самвел, да так он же еще и на родном наречии у нее залопотал. Правдо, мало и невнятно пробуровил (в смысле, транскрипция с ошибками, непонятно на какой стадии вкравшихся -- рукописи, типографии или файнридинга). То есть сначала я решил было, что имя Самвел присутствует просто так, для колорита обертки, но какая же конфекта обнаружилась в этом фантике! Человек, равнодушный к армянскому, так бы не смог написать. [Армяне Улицкой ничего армянского в себе не содержали, кроме имен.]
А какой персонаж-то!.. Поэт, к тому же. Ей-богу, приревновал мою ленниградскую  к тому армянину.  Может, что не сам его написал, кто знает. И отсылки, опережающие мое арменофильное развиие... Да хоть к той же Сароян, о которой только слыхал краем уха, дескать друг и "соратник по цеху" Егише Чаренца... Даром что "Патгам" читал в оригинале, переводить пробовал (ой, херня-то какая, прости господи... так, слова поперемешивал... впрочем, это недостаток подавляющего большинства акростихов). И все.

... Ну да вернемся к Ларионовой. К Самвелу, который поблескивал лакомо-развлекательным цукатиком в и без того безусловно густонасыщенном, концентрированном плове писательской мысли... Дурашливо комментировал я каждое его появление вслух в режиме приема, будто бы это был любимый обитатель очередного застеколья. Короткими репликами об одному мне видимой трансляции:  "Вот, стервец, стихи зачитал...", "...девушку подразнил...", "...вот уже сотню экранов прочел, а Самвел куда-то запропастился... ". Так вот, полушутя и подкалывая (благо назначение этого персонажа и было таковым изначально), я и сам не заметил, что привязался к нему. И в конце, когда тот оствался один на рущащейся базе, держа пульт управления силовым полем, чтобы могли спастись остальные... Короче, все домашние были ести не перебужены, то были вынуждены приоткрыть сонный глаз: "...Армянин погиб."

Ей-богу, до самого утра читал, лег вздремнуть, просыпался каждые 20 минут, кошмары мучили. То гады мохнатые мясомолочные, то смерчи и землетрясения возле экспедиционной базы "Колизея", и стукнувшая по башке мысль при очередном всплытии из пучины сновидений, принадлежащая не то мне самому, не то кому-то из улетучившихся персонажей сна: "... - Не понимаю, что с Самвелом... - Погиб..." Так я переживал только одну вымышленную смерть вымышленного чужой фантазией "друга" -- Альбуса Дамблдора.

По пробуждении сразу бросился дочитывать-перечитывать, а попутно наглядеться-напечалиться, упорно не желая отпускать нас-трое-ние. И вряд ли пока возьмусь за другое "из Ларионовой", пока не утолиться моя светозарная, живительная, ободряющая лирическая кручина. Буду читать какую никчемунеобязывающую и скорозабвенную чушь, от которой не останется следов ни на уме, не на сердце.

Это значит, что книжка хорошая.

P.S. Тикнайк у паронайк! помогите опознать тексты -- автора (не Рипсиме ли это Сароян) и переводчика. Да где достать -- именно в этом переводе. Хотя с этой кошкой-лариошкой шутки плохи -- боюсь, она и сама могла такое сочинить, да вложить в уста героям; прецеденты были. Текст ниже.

           * * *
          ...будто  где-то  в  Эдеме
           он встречал серафима
           с ереванскою розой в руке... 

          * * *
          Я, наверное, не права.
          Ты мне злые прости слова.
          Ты мне радость и боль прости.
          Ты домой меня отпусти...

          Мы смотрели вчера с тобой,
          Как змеится Аракс седой,
          И его вековая мгла
          Между мной и тобой легла.
          Близко-близко встал Арарат -
          Под закатом снега горят,
          Но нельзя подойти к нему
          Никому из нас. Никому...



LI 5.09.15

read more at Apraxis
Tags: exlibris
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment