Григорий Любовских (apraxis) wrote,
Григорий Любовских
apraxis

Разговор Ефремова и Тедди

10:37 18.04.2013
Разговор Ефремова и Тедди

 

Сайд-стори к писанине "Иван Альбус...", которая не будет опубликована в теле романа, но настоятельно просится Разговор Ефремова и Тедди

эпизод, который Вячеслав Ильин, гештальт-терапевт и ведуший психологической группы общения с тренигом самопознания.

 

— Cлушай, друг, я тут новенький — сказал озабоченно Ефремов, — поэтому извини за прямоту, но есть такой вопрос, — он серьёзно посмотрел на Тедда, пока говорил эту фразу, а потом отвёл взгляд. Иван перемещался по кабинету, переставляя какие-то книги и бумаги на полках, а также кассеты с колбами, реторты и прочую медицинскую тару. Он избегал пока пристальной встречи взглядом с Тедом, чтобы не напрягать ребёнка при первом знакомстве, и разговаривал с ним как бы между делом — Ээээ... — продолжил Иван — Так вот такой вопрос, ты ведь волк, говорят, и меня волнует — ты докторами питаешься?

 

Тедди сначала хихикнул, услышав вопрос, а потом смутился и замер в замешательстве, какое-то время он был поглощён внутренней борьбою и размышлениями, судя по ёрзанию на стуле и суете в глазах — Да ты не смущайся — продолжил Иван, деловито помешивая стеклянной палочкой в пустом стакане — мне очень интересно. Там откуда я родом, есть история про то как волк съел одну старушку и её внучку. Старушка была доктором наук, как говорят, а внучка тоже страшно умная, вот мне и интересно, у таких людей вкус особый, или как?

— Я пока не зна... — произнёс Тедд, и тут же осёкся.

 — Ага, значит всё-таки питаешься!? — обрадовался Ефремов. Слушай, если в будущем мне понадобится, чтобы меня съели, я к тебе обращусь, хорошо?

 

Тедди ошарашенно смотрел на Ефремова, шевеля губами, вдыхая воздух, замирая на полувздохе, словно пытаясь что-то сказать, но и не позволяя себе этого. Наконец выдавил 

— А Вам зачем? — 

Лицо Ивана стало серьёзным и возвышенным. 

— Каждый уважающий себя человек, и не только человек, имеет право быть съеденным, а так же имеет право просить, чтобы его съели. В этом заключено великое право выбора своей судьбы!

 

Взгляд Тедда после этих слов стал уже не удивлённо-ошарашенным, а ошалевшим. Парнишка явно никогда не смотрел на жизнь и смерть с подобной стороны. И философия экзистенциального выбора во взрослой дозе оказалась для него волшебнее любой магии. Тедд в замешательстве пытался осмыслить сказанное, и ощущал себя как в момент превращения — внутри что-то вдохновенно бурлило, но и пугало. Те свои волшебные качества, которых Тедд ужасно стыдился, вдруг оказались кому-то нужны, да ещё и в таком высоком смысле, от которого неизвестно почему захватывало дух. Но ребёнок не привык так долго переживать собственную уверенность, свою значительность, и из памяти тела поднялась волна жалости к себе.

 

— А у меня нет права выбора, Тедд сник, понурился, всхлипнул, в горле послышалась дрожь, он уже готов был разреветься. Плечи подрагивали, он с трудом подавлял плач. — Что значит «нет выбора»? — переспросил Иван. — Я превращаюсь, и не могу не превращаться, мучительно выговорил Тедд. 

— Нууу, брат, — Иван присел рядом и сочувственно положил руку на плечо — я не про такой выбор. Я вот тоже много чего не могу. Ночью превращаюсь в спящего, и не могу не превращаться, хоть спички в глаза вставляй. А ещё потихоньку, медленно-медленно, но превращаюсь в старика. С этим тоже ничего не поделаешь. В этом мы с тобою равны.

— А я могу не спать несколько ночей! И в старика не превращаюсь! — Тедд снова воспрял от осозания собственных возможностей. Юности трудно понять старость, она ей кажется нереальной. Тедд не мог вполне понять сказанное Иваном, зато понял, что этот удивительный, по-своему волшебный человек сказал, что они равны, и что Тедд даже может быть полезен ему в том качестве, которого Тедди раньше чурался. А ещё Тедд мог что-то, чего не мог этот странный мудрец, то есть был даже немного лучше. Последнюю мысль было приятно думать, но одновременно и страшно. И Тедд решил пока отложить размышления, тем более что Ефремов снова продолжил свою речь.

— Я вижу, ты умный парнишка, ты ведь понимаешь о чём я говорю?

— Думаю, да, — сказал Тедд, и порозовел от гордости. — Но только я не хочу никого есть! — он спохватился, и почти выкрикнул эту фразу

— Ну что ж, не хочешь, так не хочешь — спокойно сказал Ефремов. И в этом состоит твоё великое право выбора своей судьбы! Я имею право тебя попросить съесть меня, а ты имеешь полное право отказаться это сделать. — Количество потрясений на сегодня превысило возможности чувств подростка. Он уже не удивлялся, он уже почти ощущал себя хозяином своей судьбы, хотя поверить в это было и трудно. Тедд улыбался, он был почти спокоен и радостен, переполнен новыми откровениями и даже не стеснялся слёз, которые почему-то неожиданно полились из глаз, а потом так же неожиданно иссякли.

Когда Тедд уходил, он чувствовал себя странно повзрослевшим и сильным. У двери волчонок повернулся, посмотрел на Ефремова взглядом, полным обожания, и сказал 

— Доктор, если Вам правда будет это очень нужно... то я Вас съем.

 

read more at Apraxis

Tags: apraxis in his own writes, гарри поттер, новобрёхово
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments